ВХОД

Берти Чарльз Форбс – отец современной журналистики

Понедельник, 18 Сентябрь 2017 13:45
Оцените материал
(1 Голосовать)

     В любых представлениях семья Форбс попросту не нуждается, поскольку это имя всегда было, есть и будет на слуху. Во главе семейного бизнеса сейчас находится внук Берти Форбса, а всемирно известный журнал представляет собой лишь малую долю настоящих активов знаменитой семьи.

Впервые один из величайших издателей мира увидел Нью-Йорк вживую в возрасте 24 лет, и именно тогда, стоя на палубе британского судна, он убедился, что это действительно один из величайших газетных городов мира. Первое, что бросилось молодому журналисту в глаза, – несметное количество кранов во всех уголках города, что утвердило его в мысли, что он очень вовремя прибыл в город своей мечты. Осознание масштабности Нью-Йорка дало Берти стимул стать настоящим летописцем той эпохи, когда можно было творить историю, а бетонные жилые коробки еще так сильно не давили на приезжих.

Самое первое, что он сделал по приезду, – сразу из гостиничного номера отправился по всем газетным редакциям и предлагал немыслимое. Он был согласен трудиться совершенно бесплатно, что выглядело достаточно странно, но убедительно.

Работа в удовольствие – залог успеха и процветания

В 1917 году, когда в Восточной Европе начинал созревать социализм, был основан журнал «Форбс», ставший настоящим знаменем современного понимания капитализма. Сын основателя утверждал, что большинство людей страдают от одной очевидной проблемы – они не пытаются зарабатывать деньги с помощью тех занятий, которые им действительно нравятся. Зато это можно с уверенностью назвать жизненной позицией Берти Чарльза Форбса.

О карьере журналиста будущий газетчик с мировым именем мечтал еще со школьной скамьи. В 14 лет он попросту бросил школу и начал работать наборщиком текста, поскольку считал, что именно эти люди и пишут статьи. Несмотря на такую несостыковку, юноша отличался огромным трудолюбием, которое и помогло ему впоследствии открыть множество дверей в мир высокой журналистики.

После работы наборщика следуют курсы стенографии и работа корреспондентом одновременно в двух изданиях. Писал он на совершенно разные темы, оттачивая собственный стиль, разыскивая идеальную для себя тематику, да и жизненную позицию в целом. В возрасте 21 года в жизни юноши происходит вполне себе обычная драма, которая стала поворотной точкой в его карьере. Из-за неразделенной любви Форбс решает все бросить и отправиться работать в Африку, где в это время подходила к концу англо-бурская война. Йоханнесбург потихоньку вставал на ноги, золотые шахты начинали работать, поэтому освещать рост бизнеса в прессе было жизненно необходимо. Берти моментально проникается темой и отдается ей сполна.

Спустя два года учебы на чужих ошибках к журналисту приходит понимание, что здесь он может добиться славы, но создать нечто действительно великое ему не удастся. Именно поэтому в 1904 году он и отправляется в Нью-Йорк, попутно посетив родную Шотландию.

Карьера журналиста

Journal of Commerce с радостью взял Берти внештатным корреспондентом, тем более что он был согласен работать бесплатно. Талант сказался буквально сразу, и автор не остался без гонораров – расследования Форбса об импорте шелка и раскрытии секретных договоренностей поставщиков в мгновение ока делают его востребованным и достаточно популярным. Главред выделяет молодому дарованию ставку и авторскую колонку, которая со временем становится его визитной карточкой.

Усердная работа и профессионализм позволяют имени автора становиться все более узнаваемым, а его подход к журналистике и вовсе не имеет аналогов. Он отказался от сухих сводок цифр, связанных с бизнесом, и внес туда живую речь. Благодаря такому подходу статьи о бизнесе стали более доступными для простых людей, что вызвало рост спроса и увеличение тиражей газеты.

Достаточно быстро Форбс стал ведущим журналистом с Уолл-стрит, к чьему мнению действительно прислушивались. Поэтому нет ничего удивительного в том, что за безумные в то время деньги Уильям Рэндольф Херст переманивает молодую звезду журналистики в New York Journal-American. Происходит это в 1911-м, а спустя 6 лет Форбс наконец воплощает в реальность собственную мечту – открывает свой журнал, именуемый по фамилии создателя.

Становление журнала в мировых масштабах

Поскольку с самого момента своего запуска журнал позиционировался в качестве эксклюзивного авторского продукта, решение назвать его «Деяния и деятели» сразу было отклонено. На титульной странице первого номера читатели трижды могли лицезреть фамилию основателя – в названии, в указании автора всеми полюбившейся колонки «Факт и комментарий», а также в анонсе беседы с Рокфеллером. Последний факт был по-настоящему взрывным, поскольку Форбс обещал на примере этого интервью доказать свою способность разговорить даже самых «опасных» деловых акул того времени. Несколько меньшими были еще два заголовка, которые на те времена казались достаточно смелыми. В них автор обращался к женщинам-предпринимателям. Благодаря такому рискованному шагу целевая аудитория издания существенно расширилась.

В 1918 году мир увидел первый в журнале рейтинг самых состоятельных людей, который впоследствии стал фирменным знаком издания. Такой ход еще более расширил аудиторию, причем сразу в двух направлениях: богачи искали в журнале свое имя с целью самоутвердиться, а люди победнее страстно желали знать, сколько же денег находится на счетах самых успешных бизнесменов планеты.

Несмотря на огромную популярность и тесное переплетение с миром финансов, Форбс остался верен своей идеологии – он не стремился сталь миллионером и даже продолжал писать для Херста, благодаря чему и сумел в годы Великой депрессии сохранить свой журнал в изначальном формате, потратив на это огромное количество денег и усилий, которые никогда не жалел на свое творение. Предложение «работодателя» в 10 миллионов долларов за журнал Берти отклонил, поскольку любил свое детище и ни на каких условиях не соглашался изменить ему.

Стоит отметить, что самому журналисту подобные суммы растрат даже не снились, а его дети получали всего по 10 центов карманных денег. Всего один раз в честь своего 50-летия Форбс-старший расщедрился и подарил детям по одной облигации стоимостью в тысячу долларов каждая. Самый младший, Малкольм, поступил достаточно опрометчиво, решив продать облигацию и на заработанные деньги купить себе велосипед. Отец этого, естественно, не позволил своему 10-летнему чаду и объяснил, что ценные бумаги со временем становятся еще ценнее, поэтому не стоит вот так легко от них отказываться.

К сожалению, экономический кризис полностью обесценил эти бумаги, поэтому все дети журналиста остались без вкладов и возможности заработать на подарке отца хоть какие-то деньги. Как ни странно, но для Малкольма это стало очень полезным жизненным уроком, так что вполне возможно, что именно поэтому в 50-х годах именно он стал у руля компании, продолжая дело отца и ведя компанию к мировой славе и успеху.

На этом история компании отнюдь не заканчивается, поскольку последующие десятилетия во многом повлияли на нее, создав в итоге именно тот образ, который так хорошо знаком каждому современному человеку.


Комментировать

Режим инвестора Режим предпринимателя

Выбранный Вами режим позволит отображать информацию на Портале, сгруппированную именно для этого режима.

Зеленый индикатор – режим включен.
Красный индикатор – режим выключен.